ФРС меняет рулевого

Рига, Латвия, 13 февраля 2014 года, 15:46 / Инвестиции / Леонид Альшанский, Dr. Math., Главный аналитик группы ABLV

3 февраля 2013 года в должность нового главы американского центробанка вступила 67-летняя Джанет Йеллен, что вывело ее в число самых влиятельных фигур в мировой экономике. Йеллен стала первой женщиной-председателем ФРС за всю 100-летнюю историю американского ЦБ.

Новый глава ФРС имеет достаточный опыт для этой работы.

Последние три года она была заместителем Бернанке, а при Билле Клинтоне руководила Советом экономических консультантов при президенте США. К тому же ее супруг Джордж Акерлоф — американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике «за анализ рынков с несимметричной информацией» – сможет давать ей «на кухне» весьма ценные советы.

Йеллен, как и Бернанке, считается сторонником «голубиной» политики, что она частично подтвердила и в своем выступлении перед Сенатом перед голосованием по ее кандидатуре в начале января.

Однако ее ремарка, что «поддержание рынка акций не входит в задачи ФРС», свидетельствует о том, что при новом главе ФРС стабильность на финансовых рынках может быть отдана в жертву другим приоритетам. Не исключено, что это высказывание стало и одним из факторов, спровоцировавших мощный sell off на мировом рынке акций в январе и начале февраля наступившего года.

Другим «негативом» для рынков стало принятие на заседании ФРС 30 января, последнем во главе с Беном Бернанке, решения о дальнейшем сокращении программы QE3 еще на $10 млрд до $65 млрд в месяц. При таких темпах tapering QE3 закроется уже к осени 2014 года. Таким образом, с концом эпохи Бернанке заканчивается и эпоха прямого стимулирования американской экономики. А на повестке дня встанет задача перехода к циклу роста ставок рефинансирования и сокращения баланса ФРС.

Но то, что именно Бернанке встал у руля ФРС в 2006 году, судя по всему, сыграло важную положительную роль в преодолении мощнейшего за всю историю мирового финансово-экономического кризиса. Еще задолго до вступления на пост главы ФРС в своих научных работах Бернанке отстаивал идею о том, что глубина Великой депрессии 1929 года была обусловлена отсутствием стимулирования со стороны ФРС.

Именно поэтому Бен Бернанке стал архитектором стратегии агрессивного монетарного стимулирования в борьбе с финансово-экономическим кризисом 2007-2009 и его последствиями. Уже после первых сигналов приближения кризиса, осенью 2007 года, Бернанке запустил цикл резкого понижения ставки рефинансирования и к декабрю 2008 года довел ее до 0,25%, где она и остается до сих пор. Заметим, что ЕЦБ проводил куда менее стимулирующую политику и в июле 2008 (а потом в апреле и в июле 2011) даже поднимал ставку (см. рис. 1).

Рис. 1. Сравнительная динамика изменения ключевых ставок ФРС и ЕЦБ, линии по месяцам

Более того, именно Бернанке стал архитектором трех агрессивных программ «количественного смягчения» по скупке облигаций с рынка. Напомним, что первая такая программа QE1 стартовала в конце ноября 2008 и заключалась в выкупе с рынка «токсичных бумаг», в основном ипотечных, на $1.15 трлн. Второе количественное смягчение QE2 началось в ноябре 2010 года и ограничилось $600 млрд, но скупались уже государственные облигации. QE3, запущенная в сентябре 2012, предусматривала сначала неограниченный по времени выкуп ипотечных облигаций на $40 млрд в месяц. В декабре 2012 года объемы выкупа были увеличены более чем вдвое, до >$85 млрд, за счет скупки госбумаг.

За счет программ количественного смягчения ФРС за пять с половиной лет увеличила свой баланс более чем в 4 раза: с $900 млрд до $4 трлн. И хотя Бернанке подвергался жесткой критике за эти действия (из-за опасений гиперинфляции), возможно, именно благодаря им кризис 2007-2009 не превратился в Великую депрессию ни для американской, ни для мировой экономики.

Во многом благодаря такой политике ФРС, американская экономика смогла показать и лучшую посткризисную динамику среди ведущих развитых экономик, хотя именно она приняла основной удар кризиса.

Лучше всего это иллюстрирует сравнение экономических показателей США и еврозоны, чей ЦБ, до недавнего времени, пытался работать стандартными методами.

Экономика США закрыла прошедший год ростом на 1.9% после роста на 2.2% в 2012, в то время как ВВП валютной зоны упадет в 2013 на 0.3%-0.4% после падения на 0.6% в 2012. Безработица в США стремительно снижается, упав с кризисного пика 10% в 2009 до 6.7% к концу 2013. В то время как безработица в еврозоне продолжала расти и после кризиса, достигнув в 2013 исторического максимума 12.1%. И этот список можно продолжить.

Правда, Бернанке не является автором самой идеи количественного смягчения. Такой метод борьбы с кризисными явлениями в финансово-экономической системе «придумали» японцы еще в начале этого века, что помогло удержать японскую финансово-экономическую систему от краха. И эта методика с удовольствием была взята на вооружение другими ведущими ЦБ (за исключением европейского) во время последнего мирового кризиса.

Однако у программ количественного смягчения есть и оборотная сторона медали. За те же пять с половиной лет монетарная база доллара (МВ) также выросла более чем в 4 раза, с $850 млрд до $3.7 трлн. При этом она резко превысила денежный агрегат М1 (см. рис. 2), что является крайне ненормальным состоянием для денежной системы и ранее в практике не встречалось.

Рис. 2. Динамика сравнительного движения долларовых МВ и М1, линия по кварталам.

Эта диспропорция и указывает на возможность разгона гиперинфляции, если такой же мощный рост, как у монетарной базы, начнется и у других денежных агрегатов. Этого пока не происходит лишь потому, что американские банки не спешат вкладывать свои свободные средства в кредитование или покупку ценных бумаг. Коммерческие банки скопили на счетах в ФРС более 2.5 трлн (!) избыточных резервов, в то время как до кризиса они практически находились в нуле.

Но такая ситуация не может продолжаться бесконечно. И перед ФРС стоит не только задача остановки роста баланса за счет сворачивания количественного смягчения, но и задача сокращения баланса до нормальных размеров. Или задача разработки так называемой «стратегии выхода».

Но как решить эту задачу, не вызвав серьезного «стресса» в мировой финансовой системе, пока непонятно. Вспомним, что лишь упоминание о скором начале сворачивания QE3 в мае 2013 вызвало настоящую панику на ведущих финансовых рынках. Особенно на развивающихся, где падение цен фактически продолжается до сих пор. Так что разработка «стратегии выхода» станет серьезной «головной болью» нового руководителя ФРС.

Возможно, именно «страх» перед этой «головной болью», а точнее непонимание, как правильно решить проблему, побудило Бена Бернанке отказаться от предложения возглавить самый влиятельный центробанк мира еще на 4 года.

Данная статья предназначена для использования исключительно в информационных целях и не может расцениваться как инвестиционные рекомендации, инвестиционные исследования или консультации по инвестициям.

Автором статьи является сотрудник ABLV Asset Management, IPAS (юр. адрес: ул. Элизабетес, д. 23, г. Рига) Леонид Альшанский, Dr. Math. Упомянутая в данной статье информация получена из источников, которые на финансовых рынках считаются надежными, однако ABLV Asset Management, IPAS или его сотрудник не несет ответственности за точность и полноту полученной и предоставленной информации. ABLV Asset Management, IPAS или его сотрудник не несет ответственности за какие-либо убытки, которые возникли в результате использования данной статьи для собственных инвестиционных сделок.

Автор статьи не будет сообщать об изменениях ситуации и мнения указанного в статье.

Упомянутые в статье эмитенты не ознакомлены с содержанием статьи.

Информацию о рисках, связанных с инвестиционными сделками, можно найти здесь.